Главная Мода Свадьба Здоровье Красота Кухня Модельеры Еще...

Мода эпохи Регентства

Регентство Филиппа Орлеанского, которое предшествовало правлению Людовика XV, стало переходным периодом между барокко и рококо. В те времена Франция задавала в Европе тон как в области духовной жизни, экономики и политики, так и в моде.

Именно в то время Версальский королевский двор сверкает остроумием и блеском, искрящимся умом и утонченным вкусом, и, конечно, изысканностью моды. В отличие от предшествующего королевского века XVIII век стал веком аристократии. Аристократы восторгаются блещущими остроумием салонами, театрами, играми и всем великосветским образом жизни. Но это всего лишь одна сторона того времени. Другую же сторону лучше всего характеризуют картины художника Антуана Ватто.

В этих картинах фантастическая одежда героев и их смех становится одним целым с глубочайшей меланхолией. Есть еще и третья сторона жизни, которая очень характерна для этого столетия, которое можно определить как столетие разума. Это ученые того времени.

Примерно в конце XVII века практически исчезает официальная представительская одежда. Теперь никто из дворян уже не довольствуется только той официальной одеждой, которая изображена на парадных портретах, дошедших до наших дней. Прежде их изображали исключительно в разные периоды жизни – в детстве, в зрелые годы, в старости. Сейчас им это кажется уже недостаточным.

В портретах того времени явно прослеживаются определенные тенденции. Одного и того же человека мы видим в разных костюмах и при различных обстоятельствах. Мы видим уже не только торжественные туалеты, но и платья для домашних приемов, для дома и семьи, костюмы для загородных прогулок и путешествий, одежду для весны и осени, костюмы для танцев, охоты и развлечений за городом.

Женская одежда уже совсем не такая чопорная, официальная и церемонная, какая была во времена позднего барокко. Мягкий и легкий костюм приходит на смену тяжелому платью. И даже несмотря на то, что выразительные средства этого наряда еще типичны для барокко cего категорической асимметрией, в декоративной отделке уже можно увидеть тенденции новой эпохи.

На все творения того периода огромное влияние оказывает искусство Дальнего Востока – оригинальная мебель из Китая, делфтский фаянс и многое другое. Этого влияния не избежали и шелковые ткани. Эти ткани необычайно дороги, ведь сырье для их изготовления привозили из дальних стран. Кроме того, все эти ткани пронизаны серебряными и золотыми нитями, причем не поддельными.

Понятно, что такую роскошь могли позволить себе далеко не все, а только избранные. И это несмотря на то, что в Европе XVII и XVIII веков было очень распространено производство шелка. Стоимость дамского наряда определялась в основном стоимостью материала. За стоимость же сложного пошива платили ничтожно мало. Материалы менялись значительно чаще, чем фасоны одежды. Перемены, происходившие в моде, диктовались именно материалами.

В самом начале этого периода появляется некая особая часть верхней одежды. Ее называли контуш. Это одежда представляла собой верхний выходной наряд, который сзади у горла был пришит к нижнему платью и свободно спадал богатыми складками. В нем не было сужения талии, присущего одежде прошлого.

Контуш мог быть коротким, едва достигавшим колен. В этом случае его надевали как домашнее платье. В Германии контуш как домашняя одежда был распространен более всего.

Если же контуш шили из дорогого шелка, он становился самой торжественно придворной одеждой. Силуэт, который создавал контуш, был коническим. Его дополняла прическа из напудренных волос, заменившая кружевную фонтань, распространенную в XVII веке. Лиф нижнего белья и очень широкая юбка укреплялись при помощи китового уса. Китовый ус стал пользоваться в те времена таким спросом, что в 1772 году в Голландии появилось общество, которое поставляло китовый ус во все страны Европы.

В мужском костюме произошло мало перемен. Как его отдельные части, так и общее оформление еще следовали традициям XVII века. Он только несколько уменьшился, как и мужской парик. Парики мужчины пудрили так же, как и женщины.

Теперь парики стали надевать не только дворяне, но и знатные епископы, и высокопоставленные чиновники. Епископы в 1725 году обратились в Рим, спрашивая, можно ли им служить мессу в париках. Говорят, что папа ответил им отрицательно. Но в то же время многие документы свидетельствуют о том, что церковь ничего не имела против париков, считая их признаком силы и достоинства.

В гардеробе мужчин имелись и шляпы. Но для того, чтобы не испортить парик, носили их в основном подмышкой. Форма головного убора подверглась значительным изменениям. Мужчины стали носить двухугольные скромные складывающиеся шляпы, а не те шляпы с перьями, которые носили раньше. Так появился обычай находиться в обществе с открытой головой. Этот обычай сумел пережить даже Французскую революцию.