Главная Мода Свадьба Здоровье Красота Кухня Модельеры Еще...

История джинсов

джинсы

Овеянная сейчас ореолом романтики, история джинсов на самом деле более чем прозаична. В течение многих десятилетий они были дешевой повседневной одеждой трудового люда — шахтеров, фермеров, рыбаков и ков-боев. Выражаясь современным языком — спецодеждой. Ни один буржуа не согласился бы надеть их, сменив на джинсы свои отутюженные брюки.

Родоначальником и своего рода «автором» джинсов стал американский торговец Леви Страус, основатель всемирно известной фирмы, которой в одно время принадлежала почти треть продукции в этой области. Валовый объем фирмы «Леви Страус» исчислялся сотнями миллионов пар, а филиалы фирмы раскинулись по всему миру. Тогда же, в середине XIX столетия, Леви Страус был всего лишь торговцем средней руки. Он отправился на запад Соединенных Штатов, который переживал бум своего освоения, со значительной партией брезента. Переселенцам эта непромокаемая ткань была нужна как воздух. Из нее они делали палатки и тенты, которые служили им первыми временными жилищами.

И все же брезент, привезенный Леви Страусом, нашел иное применение. Возможно, не были вовремя завезены кожаные брюки, бывшие тогда основной одеждой ковбоев, быть может, причина заключалась в чем-нибудь другом — существует несколько вариантов легенды о рождении джинсов, и определить, какой из них истинный, трудно. Во всяком случае быстро сориентировавшийся Леви Страус весь привезенный брезент пустил на брюки, по покрою имитировавшие ковбойские.

Новая одежда со временем привилась и стала популярной сначала на западе, а затем и в восточных штатах страны. Джинсы начали шить не только из брезента, но и из прочной хлопчатобумажной ткани цвета индиго, доставлявшейся в Соединенные Штаты из французского городка Ним, где ее изготовляли еще в средние века.

Так и кочевали из десятилетия в десятилетие джинсы — практичная и удобная одежда для труда. В конце 60-х годов нашего столетия они словно родились во второй раз. Произошло это вскоре после небывалой волны молодежного протеста против норм буржуазной морали, захлестнувшей города Западной Европы и американские студенческие кэмпусы. На какое-то время джинсы, в которые были облачены бунтари, невольно оказались в центре внимания молодежи. Строптивые, дерзкие молодые люди в синих джинсах произвели на мир впечатление ни одним лишь своим бунтарством, — их джинсы, многократно показанные телеоператорами, нашли тысячи, а вскоре и миллионы поклонников.

Сначала в джинсы стали одеваться молодые люди, разделявшие взгляды участников молодежных волнений. Джинсы стали для них своего рода униформой, говорившей всем об их причастности к движению протеста. Затем в эту униформу оделись и люди, казалось бы, совершенно далекие от бунтарства. Этот процесс объясняет прогрессивный французский писатель Жап-Луи Куртис в. своей повести «Метаморфоза», вложив свои слова в уста профсоюзного активиста мсье Эмиля: «Произошел в какой-то степени тот же феномен, что и в 1944 году, когда свирепствовала чистка: тогда все кричали, что они участвовали в Сопротивлении... Люди испугались. Все, хотя бы немного отдававшее коллаборационализмом, пользовалось такой дурной славой...

Молодежь почти вся продемонстрировала, что она думает, какие чувства испытывает к нашему современному обществу. Все буржуазное и консервативное они огульно заклеймили, включая даже свои собственные семьи... Все это привело к тому, что многие испугались то ли оказаться отстраненными, то ли обойденными... И они прыгнули на ходу в поезд, все, как один...

Новые идеи витают в воздухе, и нужно идти в ногу со временем. Ведь на идеи, как и на все прочее, тоже существует мода». Именно игра в «ниспровержение» всех устоев капиталистического общества и заставила весьма почтенных буржуа, особенно относящих себя к интеллигенции, надеть дяшисы и объявить себя «соучастниками» бунтарей из Сорбонны и Кента. Новые идеи, как и новая одежда, были для них модой и, как всякая мода,— преходящей. Однако была еще одна сторона, внимательно следившая за влиянием новой молодежной волны протеста на остальную часть населения .капиталистических стран. Это фабриканты, занимающиеся выпуском легкой одежды. Они быстро поняли, какой богатый рынок им могут дать обновленные, заново родившиеся джинсы. А о лучшей рекламе, чем бунтари в джинсах, размахивающие флагами на экранах телевизоров, они и мечтать не могли.

Джинсы, подобно другим атрибутам «антимоды», были пущены оборотистыми дельцами на поток. Правда, отныне в них было трудно найти приметы тех брюк, которые носили фермеры и ковбои. Брюки стали расклешенными, на них появились наклейки и узоры, «молнии» и множество пуговиц или заклепок, разводы и аппликации. Так на смену джинсам пришел джинсовый стиль. Из джинсовых тканей стали шить юбки, сарафаны, пиджаки, жилеты, шляпы, юбки-брюки, шорты, сумки, туфли... Фабриканты были на вершине блаженства, так как спрос на их продукцию увеличивался из года в год.

Правда, как отмечают многие зарубежные искусствоведы, начиная с середины 70-х годов джинсомания пошла на убыль. Возможно, дело в том, что джинсы вновь возвращаются к своему классическому виду, а их потребитель — к настоящим джинсам, к безупречному качеству тканей и исполнению без «излишеств». Как отмечал в своем обзоре модных течений начала 80-х годов английский журнал «Нау!», «похоже, что деним (плотная, хлопчатобумажная джинсовая ткань, окрашенная в цвет индиго ) каждую зиму переживает период своего второго рождения и врывается в весну и лето в своем новом обличье».

Одежда из джинсовой ткани стала в последнее время более женственной и деловой. В то же время она приобрела романтический оттенок, полностью утратив схожесть с униформой бунтарей конца 60-х годов.

Джинсовый бум докатился до России с некоторым опозданием. На создание отечественной ткани ушло много лет, но и сейчас «джинсовая страсть» полностью не утолена. Как бы то ни было, джинсы прочно завоевали симпатии и вошли в гардероб нашего современника.

Влияние даже не столько джинсов, сколько джинсового стиля огромно. Джинсы еще носят, но рядом с ними вскоре появились сафари. Иная ткань, другой цвет, а покрой брюк тот же. Многие детали, найденные модельерами в джинсовом стиле, перешли в стиль сафари. И такая же всеобщность: промышленность выпускает не только одежду — от пальто до маек,— но и сумки, и обувь, и даже часы в стиле сафари.

Потом снова вошел в моду вельвет. И вновь стали использоваться формы, найденные в джинсовом стиле, — все то же самое, но только из вельвета. Так называемый стиль диско — одежда из черного, сатиноподобного материала, по форме тоже напоминает джинсовый стиль, только брюки поуже и покороче.

Время показало: ткань для джинсов — деним — уходит, а покрой остается. Почему? А потому, что он удобен, ибо подчеркивает стройность фигуры, подает ее в более выгодном свете, делает ее красивее, не сковывает движений. А это, согласитесь, немаловажно!

Джинсы в нашей стране, так же как и за рубежом, завоевали немало сторонников. Они стали популярны не только среди тех, кому меньше двадцати пяти, но и среди людей среднего и даже пожилого возраста. И такой успех вполне понятен и оправдан. В то же время произошла парадоксальная вещь: джинсы стали порой ограничивать гардероб нашего современника. Их носят буквально круглый год, не утруждая себя поисками своего образа, своего стиля в одежде, что приводит к неряшливости и единообразию.

Став общепринятой модой, джинсы в то же время превратились в своего рода униформу, подавляющую всякое проявление вкуса. Поэтому, ограничивая круг их применения, мы оставляем то полезное, что принесли они с собой. Но если мы считаем себя сторонниками прогресса во всем, в том числе и в нашем облике, то давайте воздадим кесарю кесарево, а точнее, признаем функциональность джинсов для труда и активного отдыха. Будем шагать в ногу с модой, пытаясь найти в ней то, что ближе всего именно нам, что помогает подчеркнуть, рельефно выделить нашу индивидуальность, создать свой неповторимый облик.

Известно, что всякая новая мода лучше старой. Красивее, удобнее. Но не в том случае, когда мы теряем в аккуратности, корректности своей одежды. Впрочем, но хочется никого убеждать. Нравится — носите. Но нужно время от времени оглядываться, а то легко можно оказаться среди тех, кто плетется в хвосте моды.

Что же касается джинсов, дело тоже, как говорится, хозяйское. Ведь они существуют, как мы выяснили, уже более ста лет, многие же теперешние их поклонники даже не подозревали об этом, когда начался последний бум. Очевидно, джинсы будут жить и дальше, во всяком случае крой-то уж точно останется. Но ведь в этом многоликом мире моды так много еще интересного! Стоит ли ограничивать себя одной лишь этой находкой? Подумайте, прежде чем решать...

В. Зайцев "Многоликий мир моды"